Ищем там, где не ищет никто.

Отчеты

2004: Taipale

  Отпуск Рольфа подходил к концу. Завтра ему уже надо было возвращаться в Москву, и мы решились на последний заезд. Долго выбирали место, но за отсутствием машины и занятости питерских коллег, остановились на старом добром Taipale. Пока сохла одежда после вчерашней поездки в Синявино, мы проспали полдня. Прощелкали клювами почти весь световой день, но решив, что белые ночи нам помогут, выехали.

  Внимательно изучив карту еще дома, проложили маршрут по следам 469 и 674 стрелковых полков через развалины хуторов Koukkuniemi, Kirvesmaki, высотку 26м с выходом на основную полосу финской обороны и бункерам, обозначенным на карте. Это расстояние на карте составляет около 3км. Что, по сути, не много. Но эти три км для нас стали настоящим адом! Это место трудно проходимо летом, но как же тут можно пройти зимой?! Я не представляю.

  Для начала осмотрели землянки на опушке и в лесочке, где должны были находиться исходные позиции двух полков. В небольших землянках был стандартный набор РККА: водочные бутылки, цинки, батареи радиостанций (исключительно маленькие, а не кирпичи), патроны, листы жести и проволока. В одной норке вырыли огромную яму, звонило превосходно, лежало глубоко! Я сую руку, провожу пальцем по краю – полусфера!!! Крепкая, совсем не рыхлая, но… великовато для каски. Оказалось всего лишь котел.

  Мимо дач прошли на полянку на высоком берегу, откуда открывался прекрасный вид на изгиб реки и поля на той стороне. Трава была выше роста человека. Где-то тут должны были находиться развалины Koukkuniemi, но попытки лазить в зарослях не принесли никаких результатов. Решили звонить на ходу и быстро идти вдоль берега до надолбов или траншей. Немного впереди дорога еще была, но вскоре пропала и не читалась в густых зарослях. Низко свисающие и сплетенные ветви кустов очень мешали идти, особенно с приборами и лопатами на плечах. Комаров было какое-то нереальное количество! Из-за них даже было плохо видно, казалось, они слетались к нам отовсюду. Если бы не сетка на лице, то мы бы были закусаны насмерть. Темнело. Сетка и комары ухудшили видимость, кусты мешали проходу, под ногами твердый грунт превращался в болото. Из-за всего этого мы начали нервничать. Всё реально бесило! Хотелось убраться отсюда как можно дальше. Наконец мы прошли мимо двух старых развалин. Это были квадратные ямы, выложенные камнями по стенкам. Позвонили – нашли пару гильз VPT и советские монеты 30х годов. Следов боя не было. Полезли дальше.

  Слева уже стало заворачивать и сужаться Suvantojarvi, значит мы уже за Kirvesmaki в районе траншей. Но их не было. И не было долгожданной поляны. Почти стемнело. По карте за этой поляной шел только лес, а раз и эта лужайка заросла, то в темноте ломиться по этим проклятым зарослям дальше не было ни сил ни желания. Мы уже устали и хотели спать. Сказывались предыдущие походы. Решили пройти на север еще немного, на всякий случай, и потом свернуть на восток, к дороге вдоль восточного побережья полуострова. Необходимо отметить, что вдоль берега, начиная от Koukkuniemi и дальше, шла насыпь камней. Она постепенно увеличивалась и за Kirvesmaki превратилась уже в стену высотой до70см от земли и шириной 50см. Из-за зарослей идти можно было только по ней. Назначение этой гряды мне осталось неясным. Неужели это своего рода надолбы? Сомнительно.

  Когда стена повернула на восток, мы произвели небольшую разведку на север. Потом еле нашли рюкзаки в темноте. Но впереди ничего не было метров на 300. Кое-где стали появляться воронки и осколки. Гильз и окопов не было. Восточнее пошла колючка. Стена кончилась. Появились вместо стены прямоугольные короткие ямы. Если бы они были длинными и непрерывными, можно было бы посчитать их противотанковым рвом. Но они были короткими, расположены в шахматном порядке. Скорее всего это ловушки для техники. Облазили это место, но прорыва не нашли. Нигде не было гильз, мусора, никакого железа вообще не было. Наткнулись на пару глубоких больших землянок. Пусто. Также по этим местам шли мелиоративные канавки. Что очень огорчало! А место находится, ведь, в таких дебрях!

  Время перевалило за 2 часа ночи. Мы продолжали плутать по болотистому лесу с галогеновыми фонариками на лбу как приведения. Усталость, смрад болота, круги по одному и тому же месту, какой-то непонятный ужас в душе, давящий со страшной силой, гнали нас прочь на поле. Казалось, кто-то постоянно смотрит в спину. Ощущение не физической опасности, а какой-то психической истерии. Хотелось сойти сума, если мы останемся в этом месте еще немного. Убрав снарягу в рюкзаки (и успешно потеряв в темноте мою флягу), взяли себя в руки и определили задачу – обходя болота, рано или поздно выйти по азимуту к восточному побережью. Когда вышли на поле, радости не было предела! Хотелось целовать землю и бегать на просторе. Не знаю почему, я всегда любил лес и сейчас люблю, воспринимаю чащу как защиту, но лес в Taipale произвел на меня жутчайшее впечатление. Потом я узнал, что и другие люди испытывали здесь подобные ощущения. Даже местные жители рассказывали мне похожие истории.

  На той поляне строились дачные коттеджи. Ни сторожей ни строителей не оказалось. Но на заборе весел шлем! Когда я его увидел в темноте, решил, что сошел сума окончательно. Это был шлем испанских конкистадоров. Я стал судорожно вспоминать, не мог ли кто финнам поставлять ТАКОЕ, но быстро пришел в себя и отбросил подобные мысли. При ближайшем рассмотрении нечто оказалось бутафорским колпаком для спектаклей. Тут был и подшлемник, и подбородочный ремень. Истерично смеясь мы шли по ночному полю среди васильков с рюкзаками, лопатами и фонарями на лбу, а Рольф гордо нес на голове шлем конкисто. Так вот, наверное и рождаются байки про черных… Представляю реакцию местных алкоголиков, если они увидели бы такие силуэты в четвертом часу ночи.

  Завтрак был поздним. Но выспаться и отдохнуть всёравно не удалось. Сегодня вечером Рольфа ждал поезд. У нас было лишь три часа. К болоту Тетеревиному идти уже не очень хотелось. Стали лазить по позициям 19 стрелкового полка, окопавшегося перед высотой с покопанными финскими дзотами, по которой идет дорога на Terenttila. Во множестве мини землянок опять пошли бутылки из-под беленькой, цинки, эбонитовые пробки для Ф1, цинки и др. хлам. Сохран всего– труха! Подняли полный патронов (частично еще желтых) диск от ДТ, пару пустых от ДП, масленку, гильзу от 45мм пушки, нечто, напоминающее металлическое лыжное крепление, лопатку, две хасанки с дырами в труху ржавые. Самой интересной находкой стал царский бронещиток периода Первой мировой. Я решил сначала взять его с собой, но пронес 50м и выкинул. Чертовски тяжелая хреновина! Потом пожалел об этом и решил обязательно вернуться с новыми силами.

  А пока мы плелись по полю уставшие до изнеможения к переправе, я глядя на просторы и холмы, мрачные леса и темную воду Taipaleenjoki вспоминал строки из одного стихотворения, которое написал финский солдат прощаясь с этим красивейшим и загадочно чарующим местом.

  

Я вспоминаю первый свой бой,
Там, у деревни сожженной.
Тот, кто был тогда рядом со мной,
Погиб, вражьей пулей сраженный.

Справа я вижу Суванто лед.
В него вмерзли темные пятна.
Это солдаты вражеских рот,
Что не смогли отойти обратно.

Куда не направлю усталый свой взор,
Всё кровоточат названья.
За Мустаойя виден простор
И побережья сияние.

Летом здесь колосились хлеба.
Теперь ржавые каски валяются.
Оскаленные, как черепа,
Со мной они словно прощаются.

Прощайте, Тайпале холмы,
Испытали вы огонь и атаки.
Завтра покидаем вас мы,
Прощай, Кирвесмяки!

  

  На этом наши приключения в Питере на июнь были завершены.

  

  

Русс

© 2008 Дорога под землю