Ищем там, где не ищет никто.

Отчеты

2004: Невский пятачок и Синявино

  Отдохнув пару дней, набравшись оптимизма, решили вместе с Rollo втроем поехать по знаменитым питерским местам. Начали с «Пятачка». Приехали рано утром, часов в 8. Оставив машину на стоянке, побродили по прибрежной полосе. Трава была уже высокая и неприятно мокрая. Я колебался, т.к. много слышал о том, что тут всё строго и копать прямо на «Пятачке» казалось диким и опасным делом.

  Однако, поддавшись уговорам Rollo, решил, что раз у нас нет запрещенных предметов, и мы не глумимся над останками, то не нарушаем закон. А собирать монетки или металлолом никто еще не запрещал. Достали приборы и стали бродить, искать. Земля не давала возможности отстроиться. Всё звенело. Однако, несмотря на огромное количество разного металла, ничего интересного, как я и думал, не попадалось. Весь «Пятачок» как через сито просеяли. Попадались куски мин, снарядов, касок, также достали коробку к стволу MG, диски к ППШ, танковому Дегтяреву, кучу лопаток как 1914, так и 1941 года, лишь одну в приличном состоянии. Всё было вдрызг ржавым.

  Немного пошатались в лесу через дорогу. Там были траншеи с фронтом на реку. Нашли отказные снаряды, гильзы, кардан от машины. Дальше в лес начиналось болотце. Перспектива найти что-либо была небольшая. Решили ехать на более «хлебные места». Дорога привела нас к памятнику «Синявино». Несмотря на то, что была середина рабочей недели и с утра не переставая, шел дождь, по полю шастали странные люди в плащах химзащиты и тыкали щупом землю. Наверно работа такая =) Мы пошли посмотреть на котлованы, разрытые посреди поля. Кажется, что работал экскаватор! Грандиозные ямища! Куча ржавого в доску хлама. Минные ящики, ленты MG, патроны, кровати на пружинах, «лисьи норы». Оценив сохран вещей, я не понял, что же эти люди надеялись достать?! Ради чего такие усилия и затраты?! Знаю, что есть в Синявино и знаменитая глина, где всё, как новое, но на поле явно не то место. Хотя, кто знает… Пока нас не было, у нашей машины коробочкой остановились еще две легковушки и «буханка». За нами из-за темных стекол наблюдали странные люди. Неужели тут так всё серьезно? Я просто не понимаю, что такое необычное лежит в Синявино на этом поле, что его так охраняют и доят?! Мы отъехали в лесок на пригорке. Туда – сюда моталась с большой скоростью буханка. Там сидел какой-то странный дед, по прикиду похожий на Кузьмича из «особенностей охоты». В тупике у леса уже стояла машина, припарковались рядом, достали оборудование, и пошли в чащу. На ветках висели пробитые русские каски. Это завораживало. Везде были свежекопаные ямы. Там и сям раскидано железо. Дождь продолжал и не собирался останавливаться, промокли до костей, в ботинках хлюпало. Но было уже плевать. Ничего путного не попадалось. Нужно было идти глубже в лес, но мы не могли бросить машину, и ограничились просмотром небольшого участка. Rollo предлагал копать там, где уже были раскопы, но я убедил его, что это неверный путь поиска.

  Оценив расположение и структуру траншей я понял, что мы на немецких позициях. Они любители рыть окопы по оврагам с кучей отходных путей. Кое-где в траве натыкались на разрытые «лисьи норы». На одном из пригорков вынули цинк с костями, рядом был окоп, в котором хорошо звенело. Он был немного разрыт, но я решил всё-таки заглянуть туда. Под слоем набросанной свежей земли пошел слежавшийся некопаный грунт. Из него стали доставать куски обмундирования, ремни, застежечки, кости. Часть скелета уходила в обнажившеюся «лисью нору». На норе выросло дерево. Это был длинный окоп, который полностью засыпало. А солдата, видно, завалило в укрытии. Стали вынимать землю с двух сторон из норы. Дерево неприятно закачалось. Сначала я, потом и Rolf целиком залезли в норку с разных сторон. Дождь хлестал и хлестал. Все вымазанные, как черти, мы с огнем в глазах кидали землю наверх. Подняли нижнюю часть скелета, ботинки с подковами, доски ящика, куски ранца, германскую гранату «яйцо» и кучу обойм с промежуточными патронами 7.9мм по 5 штук в каждой. Неужели тут кто-то до нас наткнулся на Ганса с Stg42 ?! А после такого раритетного ствола уже не до костей стало. Хотелось кусать локти и материться!

  Пошли дальше. Выбрались на лагерь красных. Огромная площадка с подиумом, венками, столами, настилами. Копано прямо посреди лагеря. На поляне Бр.моги. На последней по времени захоронения могиле стоят фотографии погибших с их же касками. Раньше я никогда еще не испытывал ничего подобного. Только в тот момент я ощутил весь ужас происходивших тут событий. Мне в глаза смотрели парни, отдавшие свои жизни прямо тут, и вот их личные вещи. Я и сам доставал кости, но это были безликие солдаты, а здесь я глядел им прямо в глаза. Они были одного с нами возраста, их так же было трое. Не знаю, как это передать, но история, как будто ожила. Именно этого я хотел достичь, когда первый раз в своей жизни воткнул в землю лопату. Это не книги и не воспоминания о войне, это другое. Не знаю, как выразить это чувство. Думаю, меня поймут лишь те, кто испытывал подобное. Рядом лежали груды русских касок, поднятых лишь за эту весну. Количество захороненных останков казалось фантастическим! Сколько же мы заплатили жизней за эти высоты!!!

  Спустились по склону на поле. Отсюда, видимо, наши лезли на горку. Потыкались немного, может лежит еще где-нибудь боец, ожидая своего часа. Но нашли лишь куски снарядов, лопатки, 50мм мину, снаряд, РГД 42, диск Дегтярева. Сохран никакой.

  Побродили еще немного, вечерело, и Rollo предложил ехать домой. Отряхнулись, как смогли от грязи, и поехали. Проезжая поле, я увидел на нем сквозь дождь 2 черных джипа Мерседес и группу людей у нового большого раскопа. Еще раз подивился серьёзности этих парней. «Наверное, всё-таки что-то они тут ценное поднимают»,- подумал я, медленно погружаясь в тепло и дремоту.

  

Русс

© 2008 Дорога под землю