Ищем там, где не ищет никто.

Отчеты

2007: Питер

  В августе месяце я снова метнулся в Санкт-Петербург. С работы из-за вечных отгулов меня уволили, и теперь больше ничего не отвлекало меня от леса и старых окопов. В первый же день, помня об ранее оставленном бронещитке, я с товарищем отправился в Тайпале.

  На подходе к переправе погода резко ухудшилась, и начался ливень (который продолжался весь этот и следующий день без перерывов), мы залезли под фургон паромщика в ожидании машины на переправу. Рядом стояла девушка и мокла под дождем. Мы скромно предложили ей залезть к нам под вагончик. Та быстро согласилась и уже через пару минут, познакомившись, угостила нас пивом и картошкой. Слово за слово, поведала нам местная красавица, что идет к бабушке в гости на тот берег, что в детстве нашла в лесу каску и продала ее туристу – финну, и еще то, что в разных местах этого леса существуют зоны, где практически каждый человек испытывает непонятную тревогу и беспокойство, начинает болеть голова и волей неволей пытаешься уйти оттуда. Я тут же вспомнил свои ночные похождения по болоту за Кирвесмяки. Неужели это правда про необычность атмосферы в тайпаленских лесах?! Значит и местные испытывали подобное! Тут незаметно подъехала машина на паром, и нам пришлось вылезти из сухого укрытия.

  До половины пути нам можно было идти вместе, и наша новая знакомая попросила ее немного проводить. Мы были не против, но предупредили, что нам жизненно необходимо зайти тут в один соснячок и забрать кое-что, оставленное ранее. Девушка стала настойчиво интересоваться, зачем мы вообще приехали сюда в такую ужасную погоду и что мы такое здесь оставили в прошлый раз. Насколько ее удовлетворил ответ о грибах и ягодах судить сложно, однако она не изменила своего решения пойти с двумя очень странными неизвестными парнями в глухую чащу в поисках странного предмета. (Скажу честно, я бы на ее месте не пошел бы с такими как мы никуда, тем более в таком диком месте ) Боюсь даже предположить, чего эта особа от нас ждала, но мы мирно сложив бронещиток в рюкзак, пошлепали по раскисшей дороге дальше.

  Попрощавшись у БрМога, пошли в разные стороны. Нашей целью было отыскать то финское укрытие, где я нашел кости, когда первый раз побывал в Тайпале. Местность в лесочке по обе стороны от дороги на Саккола теперь еще больше напоминала лунный пейзаж. Да, теперь я совсем уже по-другому смотрел на всё. Опыт раскопок позволяет более реально оценить ситуацию. Всё оказалось не так безумно, как я описывал в своем первом отчете. Найдя то самое укрытие, надев галогеновый фонарь на лоб, я спустился вниз под нависающие бетонные конструкции. Разгребая руками старую листву и щебень, наткнулся на пожелтевшие кости. Вот они! «Значит, я все-таки был прав?!» Торжествуя, я стал поднимать останки наружу из подземелья. При дневном свете этот скелет показался чрезмерно большим, особенно грудная клетка, еще соединенная пахнущими хрящами. Сомнения улетучились, это был скелет лося! На одном из раскопов увидели вязаную шапку с прорезью для лица. Очень похоже на зимний подшлемник, но… Состояние на 5+ баллов нас сильно смутило. Хотя это вполне могло так и быть. Потому, как волосы и шерсть плохо разлагаются.

  Основательно вымокнув под вездесущим дождем, провели несколько часов в ожидании попутки у парома. Мы уже опаздывали на последнюю электричку и со злости стали орать – звать паромщика, кидать камни на ту сторону реки, но добросить до домика сволочного паромщика так и не получилось. Вскоре подъехала машина и чтобы ее перевезти вышел под дождик и паромщик. Мы готовы были уже разорвать его за то, что просидели в поле под ливнем несколько часов! Водитель любезно согласился подкинуть нас до Rautu, я залез на место, где не было заднего сидения и уселся на свой (уже ненавистно тяжелый) бронещиток. Товарищ стоял у машины пока паром переезжал реку. Гадкий дядька с веслом, слюнявивший деньги за переправу, с ехидством спросил у него, не промок ли тот?! Не знаю что подумал мой друг, стоя в насквозь мокрой одежде, но ничего не ответил.

  На следующее утро, переночевав в поселке, поехали в другое место. Пошли по следам штурмовой роты РККА, которая на узком участке прорвала основную полосу обороны финнов. Пройдя двухчасовым маршем перпендикулярно линии фронта, наткнулись на русские позиции переднего края, здесь посчастливилось выдернуть из песка и кучи водочных бутылок еще один бронещиток образца 1914 года. Так, как в нашем отряде присутствует множество любителей реализма, было решено продолжить наступление на финские позиции, неся на себе этот чудесный девайс.

  Сразу за позициями РККА начиналось болото, сплошь покрытое толстым мхом. На склоне в находились пулеметные ячейки, окутанные сплошной линией колючки. Затем в самом болоте стали встречаться гильзы, их количество и место положение возбуждали воображение. Дальше по топкому мгу идти стало опасно и мы прочесали всю кромку на границе с топью. И как раз на этом бережку, как оказалось, тогда зимой стояли пулеметы, т.к. под старыми деревьями во мху огромными кучами гнили старые русские гильзы. Наверное, по льду болота наступала наша пехота, а пулеметы на этом берегу прикрываясь ветвями елей подавляли огневые точки на противоположном берегу. Было необходимо посмотреть болото, но из-за отсутствия должной экипировки мы продолжили свое продвижение вглубь финской территории, обойдя преграду. Тут на сухом мостике наткнулись на советскую 4х угольную лопатку и снаряды со взрывателями.

  На том берегу тянулись финские траншеи. Кроме гильз VPT в них ничего не оказалось. За траншеями тут же на полянке расположились небольшие лежанки, в общем-то несвойственные, конструкции для финнов. Это скорее походило на творение наших рук. Так и оказалось! В этих лежанках находился стандартный мусор, носимый в карманах бойцами РККА : гвозди, пуговицы, монеты, патроны, гранаты, рубашки, потерянная масленка с пропитанной маслом тряпочкой – вместо крышечки, утерянной бойцом еще ранее… Кроме того здесь же посчастливилось выкопать 3 СШ-36 в неплохом состоянии.

  

Русс

© 2008 Дорога под землю