Ищем там, где не ищет никто.

Отчеты

2004: Опорные пункты

  На первые майские праздники я не собирался никуда ехать, но вечером позвонил Рольф и предложил на следующее утро отправиться второй раз на Держу, но только немного в другое место. Он уезжал туда раньше на машине еще и по своим делам, а я с Левшой должен был рано утром успеть взять билет на автобус. Произошло необычайное совпадение, когда мы подошли к кассам на автовокзале. Все билеты на весь день были уже давно проданы. И что же нам оставалось делать?! Грустные мы сидели на заборе, и думали, как же теперь нам ехать. В этот момент рядом с очередью один паренёк выкрикнул, что продает два не нужных ему билета именно в нужное для нас место. (Именно 2 и именно туда!) К нему со всех сторон кинулись бабки с тележками и авоськами. Узрев такое дело, я моментально скинул рюкзак, перелетел через забор и чудом первым очутился у паренька. В общем, нам с Левшой повезло! Мы даже купили билеты дешевле, чем в кассе, т.к. я в неразберихе случайно наехал на незадачливого продавца по поводу высокой цены, не зная настоящей

  Когда я сел в уютное кресло автобуса, и он, мягко покачиваясь, понесся по трассе, лишь тогда почувствовал, что вся опостылевшая городская суета, работа и учеба остались где-то далеко позади, а впереди меня ждал весенний лес, хорошая кампания друзей и вообще все самое хорошее. Поездка показалась довольно длительной и под конец мы уже жаждали поскорее покинуть душный надоевший оплот цивилизации – автобус.

  Выгрузились в захолустной деревушке. Было начало выходных. Повсюду валялись и сидели на земле подвыпившие местные жители разных возрастов. Особенно наши опасения были связаны с агрессивно настроенной толпой местных «рокеров», которые громко орали и порывались найти жертву своей агрессии. Рядом с нами на остановке сидел старик и молодой парень одетые очень бедно. По своему внешнему облику они напоминали бомжей на московских вокзалах. С одной стороны площади находилась среднего размера действующая церковь с высокой колокольней, а напротив стоял большой дореволюционный барский дом. Внешне он ещё сохранил почти всё свое великолепие, но внутри погружен в разруху и хаос, а в проёме парадного входа можно было видеть, как пьяная женщина справляла нужду прямо на пол. Все эти аборигены как будто были временными обитателями, налётом, грязью на развалинах былого блеска. Я представлял себе, как же тут было красиво лет 100 назад, когда деды вот этих же людей отстраивали свой поселок, старались и стремились к лучшему, т.е. создавали всё лучшее тут, на своей малой родине как части Великой России. Почему же их потомки перестали ценить и гордиться памятью предков, все загадили, разрушили и превратились в спившееся быдло?! Так мы Левшой стояли на площади и мало по малу привлекали к себе со всех сторон недовольные и хищные взгляды. Да, не сладко, наверное, приходилось тут германским солдатам, если на них так же косились из-за каждого угла, да еще и каждый пытался выстрелить из-под Тишка или кинуть гранату. Наверняка в их головах рождались мысли на кой нам сдалась эта Россия?! «Hier beginnt der Arsch derWelt!»,- здесь начинается задница Мира!

  Я отзвонился Рольфу и за нами был выслан транспорт. Когда мы уже садились в машину, подбежал старик с остановки и предложил купить пустую трехлитровую банку. Нам хотелось скорее убраться от этого обезумевшего народа и мы, ничего не ответив, уехали. Было очень обидно за деградировавший русский народ, но не будем отвлекаться от темы данного отчета.

  Через некоторое время мы уже были на немецкой стороне реки, где не было населенных пунктов в приличном радиусе. Нам предстояло за три дня обработать квадрат в 5км германской линии обороны. Немцы использовали не линейную тактику, а оборонялись в отдельных опорных пунктах, основанных в удобных складках местности. Обычно это были траншеи по обеим сторонам оврага с обязательными отходными путями. За вечер мы успели полностью облазить лишь пару опорных пунктов. В них было много винтовочных гильз, причем не только немецких, но и наших, что свидетельствовало об упорном сопротивлении оборонявшихся. Я достал несколько пустых укупорок для колотушек. Возможно, дрались даже врукопашную.

  Бродили до самой ночи и лишь в темноте поставили лагерь у ручья в овраге. Хорошее время – весна! Абсолютно нет насекомых, трава еще не выросла, не жарко. Благодать для копателя! На второй день, чтобы не таскать тяжеленные рюкзаки, закопали (!) их вместе с палаткой и, взяв самое необходимое, выдвинулись.

  За этот день мы обошли огромное количество опорных пунктов. В некоторых находили кучи стрелянных винтовочных и автоматных патронов, в других лишь небольшие дорожки из немецких пулеметных гильз с характерными вмятинами ниже дульца, что говорило о скором отступлении обороняющегося гарнизона. Ничего интересного не было. Забавная картина наблюдалась лишь в одном опорном пункте. Здесь, видимо был опытный командир в русских частях. Зная тактику гансов, пострелять и отступить, наши, отвлекая с фронта, обошли по оврагу и ударили сзади из отходных путей. Немцы растеряли кучу патронов, гранат. Попадались застежечки от каких-то сумок, разбитые каски и другой хлам. Возможность развития данной ситуации мы предположили по гильзам, магазинам и осколкам гранат, найденных на месте. Стали шарить по полю. Пошли осколки и гильзы, но наткнулись и на гансовскую мину 50мм. Сделали привал, немного перекусили и пошли дальше.

  Близился вечер, но ничего интересного так и не было найдено. Было ОЧЕНЬ обидно, так как мы потратили уйму сил и времени впустую. Все собрались пойти к лагерю, как вдруг у меня что-то в мозгу замкнуло пройти в последний раз по болотистому маленькому перелеску. И я тут же наткнулся просто-таки на залежи ДШКашных гильз. Кто-то стрелял отсюда по противоположному дальнему лесу. Рольф и Левша сталь рыть эти гильзы в надежде на что-то большее, а я прошел между кустами и наткнулся еще на что-то. Стал рыть болотистую землю и рубить корни. Сначала думал – еще одна гильза ДШК. Но яма увеличивалась, а предмет не появлялся. От холодной воды и начавшейся глины руки окоченели. Пока я грелся, Левша вычерпал воду и еще углубил яму. После него снова я взялся за лопату. Казалось невозможным достать до предмета. Скорее мы утонем в этом болоте, чем вынем что-нибудь. Я в последний раз с силой засунул руку поглубже в вязкую жижу и еле еле кончиками пальцев дотронулся до чего-то твердого. Поскреб ногтем – железо! Провожу пальцем и чувствую край окружности с обвальцовкой!!! Левша понял все по моим глазам… Я позвал Рольфа и предложил ему засунуть руку в это дерьмо. Он стал отговариваться, но заметив наши ехидные улыбки всё-таки сунул руку. Через минуту все вместе мы, с непонятно откуда взявшимися силами, раскидывали землю, черпали воду и рубили корни. Наконец в четыре руки выдернули на свет божий со дна оплывшего окопа гансовский колпак с птичкой, подшлемником и ремешком! Все были запачканы грязью, но безумно счастливы!!!!

  Больше ничего в окопе не было. Я предложил быстро пробежаться к той опушке, куда стреляли из ДШК. Там мы увидели разрытый блиндаж, причем он был разрыт буквально за несколько минут до нас, т.к. земля на отвалах была мокрая и угли костра еще не остыли. Валялись гнилые перекрытия, ящики, сгнившие кожаные ремни, гильзы и другой мусор. Мы побегали вокруг и обнаружили еще пару блинов. К сожалению, на них уже времени не оставалось, а утром надо было уезжать. За то мы нашли не выбитую помойную яму и решили ее выкопать. Здесь удача повернулась к нам лицом. Из ямы, наконец-то пошли интересные находки. Достали в белой краске немецкую и советскую пробитые каски, примус, винные бутылки, кайло, молоток, сухой спирт, русскую эмалированную кружку с куполами на клейме, противогаз, штык к К98 (который после чистки оказался среднего сохрана), сменный ствол к пулемету MG и другой хлам.

  На обратном пути было тяжело от усталости, но одновременно приятно и счастливо на душе от хабора в рюкзаке. Я шагал в каске, со стволом от пулемета на плече и штыком за поясом. Рюкзак с другим железом поочереди передавали друг другу. Когда мы проходили по дороге мимо каких-то мужиков около камуфлированной, но всё равно заметной палатки, те перестали разговаривать друг с другом и не отрываясь следили за нами ошалевшим взглядом, пока мы не скрылись за поворотом.

  На третий день с потяжелевшими рюкзаками мы вышли по болотам и полям на трассу. Смешно звучит, но к сожалению, второпях собираясь, я куда-то потерял свой ствол от MG. Вспомнил только в пути и было очень обидно! А Левша тащил с собой в руках пустую винную немецкую бутылку, постоянно роняя ее, но та никак не разбивалась. Пока ждали автобуса сидя на обочине, Рольф весело играл на губной гармошке мелодию Lili Marlen, а я ему подпевал. Когда мы складывали рюкзаки в багажник автобуса, Левша отказался расставаться со своей бутылкой. Водила был в недоумении. А когда мой товарищ еще раз уронил ее под педали, тот не сдерживая хохота спросил, зачем мы после пьянки тащим с собой бутыль?! =) Эх, не понять ему черной души копаря…=))) Стоит отметить, что уже в Москве при выходе из автобуса он опять выронил бутылку, а потом и в метро на эскалаторе. И только после этого убрал ее в рюкзак. =))) P.S. Сейчас у Левши довольно приличная коллекция алкогольной тары времён былых сражений =). Ну, эт кому чего…

  

Русс

© 2008 Дорога под землю