Ищем там, где не ищет никто.

Отчеты

2005: Выбитое Подмосковье…

  Июнь. Я защитил диплом. Наконец-то очередная тупая бумажка так необходимая, чтобы значится кем-то в этом обществе, через 6 лет насилования мозга получена. Ну и хрен с ним. Поехать отмечать окончание срока решили с одногрупниками на дачу к одной девчонке под Подольск. Далёкие места были и нами и другими многоуважаемыми известными поисковиками хожены перехожены да и заброшены… Хе-хе, но старина Русс имеет опытный глаз и будучи в тех местах последний раз, приметил нетронутый блиндажный городок.

  Выезжая на алкогольную попойку с группой из института, я позвал Русса: «Дружище – вышибем-ка с тобой ночью блинчик, а утром по верхам побегаем». В ответ было: «Всегда готов». Поскольку Русс в то время работой не был особенно обременён он выехал в Подольск рано, где его должна была забрать вторая машина (всего было 2). Он ещё не отошёл от своих как обычно безумных питерских поездок и был несколько утомлён, потому ожидая застрявшую в пробке машину, прикорнул на лавочке Подольского автовокзала . Парня в бундесовой кепке и кителе никто потревожить не решился, кроме дождика. Потом он позвонил мне, когда я вез полную волгу девчонок и спросил: у второй машины потёк радиатор на МКАДе - чё делать? Ну как чё, по старинке на автобус и вперёд- за Родину, за Сталина. Маразм начинался… В итоге когда мы добрались до последнего пункта назначения там на остановке посреди маленького села стоял Русс в лучах садящегося солнца при всём параде, на которого недоумённо глядели местные парни облепившие ТАЗ чудо местного тюниха – синие писалки.

  Когда я жал Руссу руку, то почувствовал, насколько он здесь продрог. Тогда я ему сказал – сейчас мы это поправим. Сзади сидели три девчонки и, когда они после моей просьбы пригреть бойца дружно уступили ему место посерединке, хмурое лицо сурового копаря расплылось в улыбке. Оставшиеся 4 километра с его языка только успевали слетать остроты, а в ответ шли взрывы девичьего смеха, заглушавшие рубивший вовсю Ландсер: «… kamerad, kamerad...». Действительно, сзади сидел камерад с фройляндами, багажник набит шашлыком и приборами с фискарями – впереди лесная свобода, которая на время позволит забыть убогое каменное чрево города.

  После приезда однокурсников начался ночной разгул, следующий день начался с купания, а к вечеру мы собрались на коп и с нами в лес попросилась одна девочка. Она как на присяге клялась, что будет честно выполнять обязанности медсестры. Мы, обсудив подробности метаморфоз её психологического состояния в этой одежде под натиском комаров, попросили выдать самые брутальные весчи с чердака дачи. Взяли холодного шашлыка в котелок Русса и поехали на коп. Обратно мою машину увезли однокурсники. А мы в закате солнца потопали через поле в далёкий чернеющий пока ещё узкой полоской на горизонте лес

  Придя на место, мы бросили милую девушку на съеденье комарам и наказав ей усиленно питаться земляникой, изобиловавшей в этих местах, свалили в поисках подходящего блина. В лесу ещё было видно. Блины действительно представляли собой плантацию, которую необходимо возделывать – около 15 нетронутых девственных блинчиков размерами 3*3 м. Пройдя за блиндажный городок в лес, после островка молодых берёзок обнаружили ещё один блиндажный городок... Ууу, Русс – медаль тебе и почёт, а он только ухмыляется. Решили приборами по мусору вокруг блинов определить блин посытнее и понять заодно как происходила жизнь в этих блинах, а особенно последние моменты этой жизни. Потому как по известным данным сюда ворвалась зашедшая с фланга танковая бригада и потоптала дойчев.

  Включили приборы, а девушка перестала собирать землянику и с интересом наблюдала за приборами и как я одеваю разгрузку. Звук прибора на Русса действует как волшебная дудочка – взгляд делается как у наркомана со стажем. Он себя неконтролирует и идёт вперёд как в атаку. Если только звенит цветняк – прибор летит на землю и фискарь начинает шуршать о землю… О! Этот звук просто верх музыкального творения, а скрежет лопаты о металл – гениальнейшая музыкальная партия. От неё дух захватывает и сердце стынет… Воображение рисует такие картины, что наркота нервно курит в углу. А если попадается боец, то тогда просто всё замирает и наркотическое опьянение поиском пропадает – становишься собранным, чётким и аккуратным – боишься пропустить хоть какую-нибудь мелочь, а вдруг медальон?

  Пошли звонить, а девушка автоматически пошла за нами – её тоже заворожил звук прибора. Первым была находка немецкой бритвенного станка, в ячейке у опушки, потом была найдена наша сапёрная лопатка. Тем временем я выкапывал пряжечки от противогазного бачка и пружинки. Потом у Русса попёр гансгильзач, а я у входа в один блиндаж нашёл гильзу от Pzb. 39. Что ж логично… только против 34рок, из которых состояла бригада это всё равно что с голой попой на ежа.

  Потом Русс не выдержал и побежал прямо по всем блинам в экспресс поиске хорошего звона. В том блине у которого я рылся он поймал что-то на АКАшник, но сказав, что это черняк и полный отстой, убежал. Его смутило, то что это был вход блина и в этом месте в блинах его любимого Карельского перешейка обычно находилась печка. Но я проанализировав всё это понял, что печку в такой маленький как этот блинчик, по-видимому, передового охранения осенью вряд-ли ставили.

  Я взял свой глубинник made by Pashtet, и прозвонил блин. Звонило конкретно именно на входе. Я взял фискарь и начал рыть, а девушка присела рядом и горящими глазами смотрела в шурф. Хе-хе… Это не по бутикам шастать. И вот наконец лопата уткнулась во что-то твёрдое… Я стал аккуратно ковырять подмосковный суглинок ножиком. Какая-то палка лежала, судя по всему, на ступеньке. Я потянул её за конец, думая, опять какой-то кусок инженерного железа. Вытащив железку я замер… Это был штык-нож к карабину К98 в ножнах! Девущка непонимающе глядела на железяку, но глянув в мои горящие глаза, поняла, что это нечто ништяковое. Я, очистив его от глины, пояснил что это такое.

  Русс, ковырялся рядом за грядой елок в небольших трашеях. Я его позвал. Он вяло что-то буркнул. Тогда я к нему подбежал и спросил: «Что у тебя за хламец прёт?» Русс ответил: «Да, монетки какие-то… а у тя?» Я ему показал хабар. Молча взяв в руки и повертев его в руках сунув обратно его мне отчаянно вскрикнул: «Убери его от меня, аааа, где же мой хлам-то?». А я довольный вытащил его из ножен в первый раз и резкий запах прогорклого отработанного машинного масла ударил в нос. Клинок был черным и в масле! Картина была поразительной. Такого сохрана я ещё не находил. Девушка вертела в руках хламец… К тому моменту всё стемнело и мы решили не выбивать блин, т.к. здесь ещё и по верху работы полно, а вернуться домой, поспать и завтра с новыми силами идти собирать урожай тех страшных лет.

  Обратно в ночи все шли уверенно, как бесшумные призраки, воображение рисовало себе находки завтрашнего дня. И дело было не в том, что хабар был какой-то нереальный, нет. Всё довольно стандартно, но ведь это подмосковье!!! Тем более, что это то самое место, о котором, стуча себя пяткой в грудь, многие известные сталкеры говорили, что сами тут все вынули, ещё когда пионерами были.

  Все давно уже улеглись спать, а мы с Руссом сидели на чердаке и сверяли карты боев с тем что увидели в лесу и строили теории. Всё наше состояние осложнялось ещё и тем, что мы оба были из казачьих родов, а у казаков есть такое правило, что оружие не может быть куплено казаком, а может быть только взято в бою или украдено у врага. Эта находка в отличном состоянии попадала под обе категории. Наши предки победили много лет назад врага и теперь я попросту получил наследие, которое бросил противник на поле боя! Русс сокрушался – теперь у тебя есть настоящий родовой кинжал, да ты теперь Дункан МакЛауд, нах! Мы долго ржали и разговаривали, вспоминая наши походы.

  С утра поели шашлыка и погрузились в машину, я обявил, что моя волга это танк и проеду в лес! Тогда ко вчерашней девушке добавилась ещё одна особа прекрасного пола. В поле Русса я посадил на капот, чтобы он предупреждал меня о приближении к болотцам, т.к. я не видел дороги из-за высокой травы. Один разок всё-же застряли. Русс сидел в своём бундесовом наряде на капоте волги, а я жал 40 км/час по полю… Ветер свободы ласкал лицо, машина подпрыгивала и виляла, а штурман цеплялся за полированную поверхность капота, на антене развевались семейные трусы, которые я повесил сушиться после купания.

  И вот включены приборы, мозги настроенны на осбоую лесную волну… Пошли собирать верховое: манерка, складная лопатка, моськин штык. Всё было в основном на входах. И вдруг я услышал звук двигателя… Затем раздался свист тормозов, а вскоре послышались и голоса. Я тихл перебираясь в зарослях летнего леса, пробрался в заросли опушечного кустарника, где я разлядел УАЗик, у которого курил мужик в гражданке. В лесу услышал перклички грибников. Идя по лесу, я услышал шаги и залёг, увидев бабку с лукошком, я успокоился. Она прошла в 10 метрах от меня, я решил, что проще её пропустить, чтобы не терять время на разговоры. На метсте раскопа я обнаружил Русса ковыряющего звенящий блин, в соседнем блине под елками отдыхал женский пол питаясь земляникой.

  Русс, улыбаясь «добро», описал встречу грибника с ним. Грибник шёл, отгибая подлесок палкой, и тут отгибает рукой куст, а там в маленьком блине сидит Русс в бундесовой кепке и рубашке с фискарём и моськиным штыком за поясом, по локоть в подмосковном суглинке – вход в блин вышибает. Грибник конечно о…, вобщем испытал чувство глубокого удивления, и говорит после некоторой задумчивости: «Здрасте, а грибов тут нет?». Русс улыбаясь из раскопа: «Нет, ТУТ, ГРИБОВ нет». Грибник: «А… А то мы тоже ходим тут ходим, а нонче грибы не подвыросли ещё. А вы что эти? Как его, следопыты?». Русс: «Ну да. А что не видно?» Грибник: «А вы какие чёрные?» Русс, кладя руку на штык: «Зелёные мы, дядь, зелёные - под цвет леса». Грибник: «А… ну я пойду?» Русс ничего не ответил, а продолжил вгрызаться в суглинок.

  Окучив эту поляну блинов поверху, мы собрались и наперегонки с УАЗом поехали по полю, был стрём, что добрые дачники стуканут, потому хотелось убраться оттуда побыстрее, да и хлам верховой кончился. Волга пару раз всё-таки застряла, но это были мелочи, т.к. быстро нарубленный мелкий подлесок быстро заменял развязший грунт

  

Hummer

© 2008 Дорога под землю