Ищем там, где не ищет никто.

Отчеты

2006: Год начался

  В небе с треском взрывается пиротехника. Собаки в панике мечутся от одной петарды к другой, ещё чуть-чуть и прольются кровь и слезы, чьего то любимого мопса разорвет в клочья. Засыпаю. Через пару часов меня будит топот и голоса в квартире. Прибыли родственники в количестве трех человек. С огромным энтузиазмом они осматривают мою комнату, все вещи в ней, меня спящего на диване. Их звонкие голоса и пламенные сердца пилигримов не оставляют меня безучастным. Сон пропадает, и чувство Дороги поднимается из моего сознания, поворачивая вспять любые реки. Я ещё не начал одеваться, как зазвонил телефон. Это Хаммер – дистанционно он проводит утреннее построение и проверку готовности личного состава ПО ДОРОГА. Весьма кстати, мне приходится поторопиться, чтобы быть на месте сбора вовремя. Собираю свое нехитрое имущество, только самые необходимые вещи, а также заливаю полный термос чая. На улице тепло, но снег под ногами хрустит как квашеная капуста. В плеере группа Landser поет о мире во всем мире, я быстро шагаю по улице, и мои сапоги невольно начинают отбивать шаг.

  Прибываю на место. Весь отряд уже в сборе, сегодня его составляют: Хаммер, Череп, Большой Джек, Доктор Смерть и собственно Я. План действий проработан, в 8.45 мы грузимся на электричку. Наше снаряжение стандартно, это два металлоискателя, один из них глубинник, два фискаря прикрепленных к рюкзакам и запас еды на 3 дня. Кроме того, Хаммер взял с собой охотничьи лыжи, мечтая покорить поля Подмосковья. Пока мы едем ещё полусонные в электричке, облака рассеваются и утреннее солнце поднимается все выше. На автовокзале у нас происходит задержка, в результате чего мы опаздываем на автобус и два часа ждем его в зале ожидания. За это время мы докупаем недостающий провиант, а Доктор Смерть закупает ингредиенты для борща.

  Настроение у всех приподнятое, чувствуем, что вырвались из города с его нездоровой атмосферой 10-ти дневной пьянки. Температура опускается с градусов до -8. Автобус довозит нас до остановки, и вот мы идем по проселочной дороге к месту постоя, двух этажному дачному дому. С непривычки мы мерзнем на несильном по меркам России морозе, но это нас только подстегивает двигаться дальше. Вот и дом, все занесено снегом, но мы привыкли копать землю и снег для нас не представляет проблемы, за пять минут мы расчищаем дорогу до двери. Дом производит хорошее впечатление, и в нем наверно очень хорошо жить летом, но не зимой. Тем не менее, как солдаты мы готовы ко всему, и ничто не приводит нас в замешательство, немедленно мы начинаем действовать. Распаковываются рюкзаки, еда переносится на кухню, окружающая местность осматривается на предмет дров, остатки строительного мусора найденные в сарае пойдут на первое время.

  И вот по очереди, мы вытаскиваем куски бруса и вагонки и прямо перед крыльцом, где наверное никто из хозяев нам не позволил бы, будь он с нами, мы пилим, рубим и ломаем на куски все что находим. Солнце садится, небо на стороне заката синее, чистое и глубокое, и только у самого горизонта оранжевое. Пиломатериалы быстро сгорают в печи, которую топит Хаммер, а печь настолько промерзла что еще и не начала прогреваться. Доктор Смерть колдует над кастрюлей и сковородами готовя ужин.

  Я, Череп и Большой Джек, пока еще не совсем стемнело, идем в лес и притаскиваем по частям сухую сосну, чтобы было чем топить печь ночью. Борщ уже готов, и мы идем в дом ужинать. На улице стемнело, мороз около -20, но на кухне тепло и в клубах пара идущего от кастрюли с ужином, Череп половником разливает всем наваристый суп. На второе у нас ещё есть гречка с тушенкой.

  И вот мы поужинали, разлит по кружкам чай, мы все сидим в полном удовлетворении и смотрим телевизор. Время от времени мы выходим на улицу покурить, и стоим в тишине. Звездное небо раскинулось у нас над головой, а за белым полем в вдалеке чернеет лес. В брошенных на зиму домах нет ни огонька. Несмотря на то, что мы топили печь с особым ожесточением, она так и осталась едва теплой. А за исключением кухни и комнаты напротив температура не поднялась выше нуля. Приходится убрать стол с кухни, трое человек ложатся там, а двое в комнате. Залезаю в спальный мешок, и не смотря на то что ужасно устал, долго разговариваю с Хаммером. Потом сон незаметно накрывает меня. Ночью я просыпаюсь от холода, и так и не согревшись не могу снова заснуть. Вылезти из спальника и подбросить дров было для меня награни подвига. Потом кто-то стал топить печь, и как только стало чуть теплее, я снова уснул. К утру все вымерзло окончательно, на окнах намерз слой инея.

  Утром, одевшись, я вышел на улицу: снег искрился на солнце и было холодно. Каждый одевался как можно теплее, но большинство из нас не взяло с собой ни теплых перчаток ни рукавиц, нашлись только тонкие строительные перчатки. На таком морозе нужно было только двигаться, от быстрого шага отогревались даже уже почти окостеневшие руки. Шагая и вдыхая морозный воздух я чувствовал как во мне просыпается что-то, что-то от чего руки сами сжимают холодную сталь лопаты, а ноги начинают отбивать шаг как на параде. И каждый шаг отдается эхом в глубине сердца, и ни мороз ни снег уже не препятствие, не преграда, а не взятый пока рубеж. И я не один черт меня подери, рядом шагает Череп, так что я едва поспеваю за ним, сзади нас догоняют отставшие, кто закрывал дачу. А справа на перерез поля с рюкзаком за плечами идет Хаммер.

  Мы вышли к автобусной остановки вовремя, и часть пути проезжаем на автобусе. Здесь я был последний раз ранней весной. Конечно искать что-то зимой, если местность тебе незнакома, тяжело. Но Хаммер здесь часто бывал, и добычей был штык нож и ещё много приятных мелочей. И блиндажи, нашу цель на этот раз, видно даже сейчас. Из трех ближайших блиндажей выбираем какой побольше, Я начинаю долбить дальний левый угол от входа, Доктор Смерть долбит вход. Земля копается легко, поскольку погода до недавнего времени была теплой, он не промерзла ни на сантиметр. Воды, как летом, нет. Почти идеально. Через полтора часа я докапываюсь до дна. Откуда-то вываливается помазок, какие-то ремешки. Больше ничего.

  Обедаем кашей из консервов, подогревая её на костре. Хаммер предлагает вернуться завтра чтобы вскрыть блин, на входе которого он осенью поднял штык нож. В 16 часов уже начинает темнеть, и пока ещё что-то видно Я и Хаммер идем посмотреть перспективный блин метрах в 100 от лагеря, все лето он был заполнен водой, но может быть сейчас его можно раскопать. Я спускаюсь в него чтобы забить шурф, но мои следы в снегу быстро заполняются рыжей водой. Нет. Бесполезно. Пока мы стоим и курим, со стороны лагеря, что-то ломая ветви приближается к нам. Не сразу мы можем разглядеть, что это Доктор Смерть опробует лыжи Хаммера, и все то время что он идет к нам, мы гадаем, кто это – охотник или какой зверь.

  Но вот уже почти ночь, и пора возвращаться домой, тем более, что становится все холодней и холодней. Домой мы добираемся часам к 19. Дров у нас не осталось, но голод и мороз торопят нас и за пол часа мы растапливаем печь и разогреваем суп и кашу на ужин. Когда мы разливаем суп по тарелкам то обнаруживаем, что наш борщ-то наш оказался перебежчиком. Еще с утра он был ярко-красный, а к концу дня стал коричневым. К борщу каждому достается ещё и по куску вареного мяса. Мы стараемся натопить печь посильнее, Хаммер сидит как кулак на низком стуле и одной рукой закладывает дрова, в другой у него кочерга которой он пропихивает их дальше в печь. Мы уже заняли самые теплые места, Я сижу на шатающемся стуле, прислонившись боком к печи, и смотрю на отсветы пламени на стене. На душе у меня полное спокойствие. Дров осталось мало и нужно что-то оставить на утро. От жара лопнула дверца на печи, но в доме все равно холодно. Мы опять расстилаем на полу матрас, я ложусь, закутываюсь в спальник и сразу засыпаю и крепко сплю всю ночь. Ночью вода в кувшине на полке рядом со мной замерзла, и кувшин треснул.

  Утро пасмурное и холодное, кое-как греем еду и завтракаем. Так же как и вчера добираемся до места. Земля в блине который мы долбили вчера теперь замерзла в камень. Разводим костер и начинаем копать выбранный вчера блин. Я копаю на входе, через полтора штыка начинает идти ржавчина, затем попадается сгнившая колотуха. Подмосковный сохран совсем не радует. Я вроде докопался до дна, теперь расширяю раскоп, попадается ещё одна колотуха, нормальным от нее осталось только керамическое колечко. Вход в блиндаж раскопан, я перемещаюсь в ближний правый от него угол. Земля копается славно, а найденное железо хорошенько «завело» меня. В глине вдруг появляется какая то железяка. Беру её с земли, радости моей нет границ – это немецкий штык нож! Он весь ржавый, но накладки на рукояти целы и лезвие не обломано. Мы роем дальше, но ничего больше кроме углей и маленьких костей не находим. Предположения таковы: - гансы сели кушать, отстегнули ножи, поскольку нож, который весной нашел Хаммер был в ножнах. Из блина они ушли, думали что вернутся, иначе, почему оставили ножи, но вернутся не пришлось.

  Я греюсь у костра и думаю обо всем этом. Закатное зимние солнце освещает лес красным светом. Становится все темнее и темнее, негромко потрескивает костер, и угли светятся в темноте ярко и остро. Мы собираем наши вещи и выходим из леса на поле. Черное небо, звезды, старый месяц, лес и заснеженное поле, - все это врывается в меня, и остается навсегда. Вершины деревьев окутаны дымкой, я оборачиваюсь назад, чтобы ещё раз увидеть это, потом я догоняю отряд и не торопясь мы идем к автобусу.

  

Рольф

© 2008 Дорога под землю