Ищем там, где не ищет никто.

Отчеты

2003: Потерянный во фланговом ударе

  В конце августа мы планировали опять поехать в брянские леса, но уже на неделю. Но я, приехав с отдыха, заболел, а Череп и Леший отправились на заработки в пыльный и вонючий город. Остались мы вдвоем с Русом.

  Тогда мы собрались пошубуршиться снова по Подмосковью. Выбрано было место под Волоколамском, где в 1941 году с 26 октября по 18 ноября были сильные бои с 10 тд гансов. Называется ближайшая деревня Скирманово, по ней удалось быстро собрать информацию, т.к. этот бой вели части ставшие вскоре гвардейскими. По этой деревне вообще много информации даже в Сети. Мы изложим подробно в реконструкции.

  А вкратце ситуация складывалась так: 18 сд, ставшая впоследствии 11 гвсд, прикрывала Волоколамское шоссе в районе нп Чисмена - Сычёво - Шилово двумя полками, а одним 365 сп занимала оборону в районе Новорождествено, неподалёку от Новопетровского, Ивойлово. Далее на юг по реке Озерне, начиная от Покровского и заканчивая озёрнинским водохранилищем, оборонялась 78 сд. Таким образом, немецкие части 10 тд вклинились как обычно в стык двух наших частей, который ещё и оказался в месте переправы через реку, а также сразу за деревней Козлово начинаются тактически важные Скирмановские высоты.

  18 сд получила задачу - занять Скирманово, выйти к Козлово и выровнять фронт по реке, т.к. могла оказаться в окружении. Сначала действовали в лоб, потом спланировали "не лысую" наступательную операцию. Это можно заключить, судя по скоплениям наших войск: 18 сд и 50 кд, 1 гвтбр Катукова (4 тбр ранее), 4 артиллерийских полка (один пушечный, 3 пт), 3 дивизиона "Катюш".

  Заключалась эта операция во фланговых ударах, один из которых осуществляли полк 18 сд и 50 кд с Шилово через Горки на Скирманово. Заняв Горки, части получали возможность также вдарить и во фланг резервам, скопившимся в Козлово.

  Этот удар окончился "полным" уничтожением 10 тд, однако примерно через 5 дней противник возобновил наступление, и оно закончилось успешно…

  Мы решили, что в этом широко известном месте, где стоят целых 3 мемориала, мы сможем поковырять только железо и насобирать грибов, благо погодка выдалась самая, что ни наесть грибная. Моросил мелкий частый дождик, солнце согревало, проглядывая из-за туч. Взяв знакомых с колёсами и, наточив их подсознание на грибы, мы прибыли в Скирманово. Они пошли бродить по проходимым местам и искать объекты своего вожделения, а мы вдвоём ломанулись через поле к западной опушке леса, дабы найти место выхода из леса наших частей. Оглядываясь, мы видели незабываемые Скирмановские высоты.… Да, это действительно форт, возведенный самой природой.

  Войдя в лес, мы сразу же наткнулись на стрелковую траншейку, судя по всему принадлежавшую гансовскому боевому дозору. Она жутко звонила, но там была куча кирпичей и прочего дачного хлама, потому мы её бросили. Через некоторое время уже не встречались нам никакие следы войны и нас откровенно стали доставать лосиные мухи, а я мимоходом успел набрать килограмма 3 подберёзовиков и белых. Тогда мы решили вернуться к опушке и обследовать её тщательнее. На выходе мы наткнулись на явные следы копа. Там были обнаружены: рубашка от РГД-33 (не оборонительная, а реальная боевая рубашка), пуля от немецкой винтовки М98, осколки от арторудийных снарядов, обод от колеса телеги. Всё это было выкопано, за исключением пули….

  Тогда мы, поглядев на эту раскопанную опушку, решили вызвать наших обладателей колёс и передислоцироваться для обследования флангового удара с Шилово на Горки (сейчас на том месте в современных картах нет даже урочища). По пути мы решили обследовать глубокие обочины дороги проходящей сквозь Скирманово. Впёрлись мы там в болото мелкой речушки-гнилушки. Там обнаружили стрелковую ячейку, в которой торчал кусок непонятного искорёженного железа. Рядом по бережкам ручейка, бегущего в болотце, начало звонить буквально всё вокруг. Рус думал, что это какой-нибудь мусор, сбрасываемый в овраг, но я знал, что когда гансы заняли деревню в первый раз, то накрыли артиллерией обозную колонну, которая состояла на этой дороге. После нескольких минут активного копа мы выкопали наполовину ещё один обод от колеса. Там было ещё несколько похожих сигналов из земли, но, наковырявшись по колено в глине, мы бросили эту канаву.

  Наши знакомые нашли вдвоём всего 2 кг грибов и были угнетены данным прискорбным результатом (бедные городские человечки ;\). Они хотели валить до дому до хаты, но я их построил и через 5 минут мы были на раздолбанной лесовозами дороге, которая вела к Горкам. По краям дороги были видны следы капониров и артпозиций. Но в целом было ясно, что пехотой здесь и не пахнет. Видимо пехота в небольших количествах находилась в домах этой небольшой деревушки.

  Мы вышли с лопатой и прибором по дороге на урочище и увидели, что место, где была раньше деревня - сейчас голое поле 1,5х1,5 км с возвышенностью почти ровно посередине. На пике этой высоты находится некая брошенная вышка. Вокруг неё растут одичавшие за 60 лет садовые деревья и кустарники, а у развилки дорог, одна из которых идёт на Ивойлово, а другая продолжает свой ход на Шилово, стоит большое лиственное дерево.

  Дорога на Шилово резко уходит вниз, т.к. находится на восточном (высоком) берегу речушки Разварня, через которую существует бетонный мосток, на который стекается всё глиняное месиво перелопаченной гусеницами и колёсами земли.

  Перейдя на западный берег, подошли к опушке леса и там увидели стрелковую ячейку и назвонили там парочку вусмерть ржавых гильз. После Рус отправился прочёсывать опушку, периодически заходя поглубже в лес, где ничего не было найдено. Я же, тем временем, нарвавшись на полянку подберезовиков, косил их, родимых, складывая в свою ветровку. Вышло почти 3 кг за 10 минут. Тут у меня, видимо, встала на место картина боя и я окликнул Руса. Он выбрел из леса, и мы пошли по тропинке направлением на Шилово и, пройдя метров 15, увидели ещё пару ячеек с северной стороны, но они были пусты.

  Смеркалось. Я почему-то вдруг свернул с тропы на юг и, пройдя метров 10 по лесным дебрям, увидел небольшую впадинку в земле и сказал Русу, что здесь надо звонить. И тут всё углубление зазвонило. Через пару минут мы начали доставать горсти моськиных патронов, противогаз, лопатка, маслёнка, берцовая кость…

  Было ясно, что там весь наш боец в полном комплекте. Также абсолютно понятно было и то, что мы его до темноты не поднимем. Присыпав раскоп и замаскировав его листьями, мы попёрли через урочище к колёсам. В сумеречных тонах воспринималось всё очень действительно: из раскопа как будто исходит дух того времени и тех событий. Моросил дождик, и мы буквально летели по полю, хотелось бежать, было то самое ощущение, что теперь ты знаешь это место и оно уже начало охотно раскрывать тебе свои тайны…

  Вернувшись туда через неделю, мы захватили вернувшегося из Карелии Корда. Колёса же нас сопровождали половину осени, потому как грибов они набирали до 30 кг за день. Когда переходили через мост, перед нами вспорхнул из травы грузный тетерев и набрав скорость красиво закружил к лесу. Начали поднимать бойца…

  Сохран железа был довольно мерзкий, хотя маслёнка, находившаяся поверху, была очень даже бодренькой и даже в краске процентов на 30. Сначала вынули кучу винтовочных патронов, рубашку от РГД-33, брезентовые на этот раз подсумки и осколки бутылки с пробкой в горлышке. Самое интересное, что эти патроны были финского производства с клеймом VPT. Патронов вообще было очень много. Видимо только укомплектованный боец. Ещё одна интересная находка - перо от ручки, на которой написано: "авторучка Харьков".

  У бойца также была расчёска и 3 рожка, видимо, к АВС, потому как они были очень похожи по форме и шахматному расположению патронов именно на симоновку, а не на СВТ. Ствола не было. Была лишь скоба от приклада.

  Снимали грунт опять по слоям, пока не вынули все кости. Скелет лежал навзничь, рядом была миномётная воронка и осколок. Патроны же были завёрнуты в газету, в которой освещался ход войны. Боец был в обмотках, также был найден его кожаный ремень. Всякие пряжечки и пр.

  Дойдя до дна, где был уже не глинозём, а очень плотная глина, мы удостоверились, что больше ничего не звонит, собрали всё гнилое железо и оставили в раскопе в пакетах. А бойца отнесли к дереву у развилки дорог на самом высоком месте урочища и, смастерив крест из елки, сделали временное захоронение.

  Когда мы шли к развилке дорог, солнце ярко и тепло светило, а вокруг шумела, радуясь жизни, природа. Было такое ощущение, что видишь, как светится жизненной энергией изнутри всё: и деревья леса, и высохшая золотистая трава и даже земля.

  На следующей неделе мы решили продолжить исследование фланговый удар через Горки. Тут подключился уже и Череп. Грибники тоже нашли ещё одни колёса, таким образом, мы приехали на место в две группы. Первая группа ломанулась обследовать южный фланг, через который, возможно, пытались обойти наши стрелки. Там было обнаружено несколько небольших траншей, которые, видимо, использовались гансовскими наблюдателями. Они были пусты. Вторая группа, побродив вокруг предыдущего раскопа и прозвонив фронтальную линию немцев, где выгодно могли располагаться пулемётные точки, встретилась с первой. Тогда уже весь отряд решил обследовать северный фланг.

  Пройдя через опушку, мы вышли к лесу, где стояла какая-то вышка, видимо, охотничья. Пойдя вдоль кромки леса, вышли к берегу речки, но там перейти её было не реально, потому пошли искать брод в лесной части леса. И вот была найдена бобровая запруда и плотина. По этой плотине мы и перебрались на восточный берег, где на высоком берегу обнаружили 2 траншеи, видимо, аналогичная, южному флангу ситуация. Там тоже было абсолютно пусто.

  Было решено идти через высоту к колёсам. Странно, но в поле не было видно ни одной воронки и ни одного осколка не было найдено. На местах немецких капониров и артпозиций тоже было глухо. Такое ощущение, что немцы просто, обнаружив нашу фронтальную атаку, обстреляли наших, и под прикрытием минометного огня свернули лавочку и ушли в Козлово. Странно, т.к. это местечко при гансовской грамотности можно было обратить в очень мощный укреп район. Видимо силёнок не хватило.

  

Rolf

© 2008 Дорога под землю