Ищем там, где не ищет никто.

Отчеты

2006: Стертые деревни леса

  Сошли снега - земля оголилась, лес не успел надеть свой маскхалат. Мелькает дорога под колесами, все щурятся закатному слегка теплому ветру, пронзенному солнцем. Отлично! Мы выбрались снова для изучения нашей забытой многими операции в тех не близких краях, к которым мы ощущаем уже родственные чувства. С каждым годом все больше воспоминаний и события нас связывает с этой землей, некоторые уже подумывают о поселении в этом краю.

  Зимой найдены наметки еще об одном белом пятне в операции. Лесной массив 7 на 10 километров когда-то помещал в себя около 5 населенных пунктов, теперь же он – дикий край. С двух сторон он отделен от людей реками, за которыми идут километровые болота, а с других лес защищается буреломными завалами, что скрывают от людей доступ к дорогам, некогда связывавшим деревни и хутора, а теперь же хранящих память о той эпохе.

  На руках только убогая километровка, по которой нужно пройти овражистым лесом 5 километров по карте. Там находится на берегу реки урочище одной из тех деревень, что послужило когда-то местом боя нашего полка с наступающими гансами. Задачу свою полк выполнил и задержал противника, умело используя лесистую местность. По карте у этой деревни было 2 основных высоты и немцам необходимо было переправиться через реку и взять с ходу первую высоту в сосновом просторном лесу. Перед первой высотой вдоль речного берега находится плотная сеть стариц. Вторая высота уже находится непосредственно перед деревней, а само урочище находится на краю огромного болота, что лежит в низине, т.е. с фланга не обойдешь. Цель похода изучить ход боя за это урочище, изучить местность и отдохнуть 4 дня на лоне природы, забыв о никчемных заботах горожанина.

  Без приключений добраться до места не удалось. Поехало 2 машины: Ока, выданная моему деду-ветерану к 60 летию победы и пятерка, которая на полдороги стала троить и требовать каждые 50 км выставлять на глаз зажигание, после чего в глубокой ночи контактная группа трамблера окончательно сдалась и пятёра встала. На удачу попалась пятера с местными парнями, которые остановились и поменяли контактную группу и выставили зажигание по стробоскопу и отказались наотрез от денег: «Не попадайте больше так, парни», - сказали они.

  Переночевав в машинах уже в поле у последней деревни перед лесными дебрями, мы поставили свои самобеглые коляски на двор к местному мужику и ломанулись в лес. По пути к реке сквозь лес мы спускались и поднимались на бесконечные высотки и преодолевали глубокие сыроватые овраги. Солнце светило грея и в середине дня даже припекая, хотя от земли еще веяло прохладой. И вот вроде GPS показывает, что остается по прямой ну максимум 2 км, однако, пройдя по времени примерно это расстояние, мы опять останавливаемся и я смотрю в GPS и карту. Вроде еще 2 км, мда, заплутать еще тут не хватало, после чего Фанат, смотрит на меня искоса и спрашивает: «Где карта, Билли?»

  Но вот края оврагов покрылись траншеями с пулеметными ячейками и дзотами – ясно, что это не наша цель, но удержаться от прозвона мы не смогли. В итоге после находки россыпи мазеровских и моськиных гильз, да эфки без детона было решено двигаться дальше. И вот через минут 40 мы были на еще одних позициях, видимо, окопавшейся во время отступления нашего подразделения в ячейках и их накрыли авиацией – огромные воронки усеяли лесной квадрат, испещренный стрелковыми ячейками.

  Продвигаемся дальше, и вдруг моё обоняние уловило свежий влажный ветер, что мог исходить только с открытой запруженной поверхности, и, правда, вскоре показался просвет – это огромное болото, покрывающее целое поле размером 5х2 км. Берег высокий и покрыт сосняком. Судя по карте самый короткий путь – это по болоту. Решаем проверить его – переодеваемся в сапоги и вперед! Болото оказывается в целом проходимое, но уровень воды слишком высок, чтобы пройти его сухими. Рождается мысль пересечь его вдоль ручейка, что обозначен на карте и выделен на местности цепью молодых деревьев жмущихся друг к другу. Там действительно оказывается сухо и удобно идти, но… Когда уже оставалось дойти последний километр до леса перед нами встали заводи. Пришлось идти по первомайской воде в брод по … в общем по карманы! Преодолев все, промокли и скисли, поднялся прохладный ветер, да и солнце скрылось за облаками. Мы поспешили укрыться в лесу и, ускорив темп марша, согреться, но какого было наше удивление курьезу ситуации, когда поняли, что старицы сыграли с нами злую шутку. Мы попали на остров образованный старицей, болотом и ручьем! Обследовав в поисках брода ручей, поняли – придется валить дерево. Запалив костер, стали сушиться и чиндосить ништяки, по очереди рубя толстенную березу на берегу ручья. Завалив ее, уже большая часть народа успела высохнуть и начали переправляться – ручей был глубиной с головой, а шириной метров 10 – высокие овражистые берега были высотой от воды около 2 метров, потому хряпнуться со всем скарбом в ледяную воду не улыбалось никому.

  После переправы было еще много стариц и к сумеркам мы добрались, обходя и блуждая по лесу вдоль основного русла реки, до места, где видна деревня на противоположном берегу. Встали в густом лесу поодаль от реки и деревни. И начали ставить лагерь. Все очень рады были выбраться, наконец, в лес с ночевкой после зимнего воздержания. Несмотря на жуткий затрах от пройденных петляющих километров по лесу и холодное болото, все весело трескали тушняк с кашей и балагурили у костра, планируя что будет завтра…

  А на завтра наступил солнечный день, который залил наш лагерь согревающим светом, правда часов этак к 10 утра, а тем временем… Я, Фанат и Леший легли в моей одноместной палатке, а пятеро остальных улеглись в 4-местной палатке. Леший еще с вечера подмерз и на ночь задраил все люки в палатке: в 6 утра я проснулся оттого, что у меня полспальника промокло, и конденсат с потолка палатки начал капать мне прямо в глаз! Вылезли мы в 6 утра втроем и загоношили еду с опухшими лицами.

  Собравшись, мы ломанулись на поиски высоты. Обойдя десяток стариц, мы попали на старую дорогу, а между старицами попадались островные опорные пункты с нашим редким гильзачом, колючкой и хвостовиками от гансовских летучек. Решено разведать эту дорогу и после общей рекогносцировки поперли вперед на высоту! Высота не заставила себя долго ждать, но то как она будет выглядеть никто не представлял себе – словно нос огромного корабля из топких прибрежных лесов выходила укрытая моховым зеленым ковром песчаная высота, а вместо мачт были корабельные сосны. И весь лес в позициях, просто ВЕСЬ!!! Сплошные транши и одиночные ячейки испещрили гряды средь леса.

  Но бой здесь не был особенно сильным, т.к. из-за просторного леса превосходящий по силе противник легко мог обойти и окружить наши немногочисленные силы. Только арьергарды вдоль дороги держали оборону, прикрывая отходящие основные части на одну из ныне стертых лесных деревень, на краю нашего вчерашнего огромного болота. Здесь было удобно держать позицию, т.к. она угрожала флангам гансов и позволяла нашим чувствовать себя в безопасности с одного из флангов. Здесь были первые находки – штык к трехе и колотуха в краске. В лесу иногда попадались летучки 80ки и прочие последствия артподдержки гансов.

  Дальнейший путь был проложен по ЖПС и мы шли лесом, водль гряд и вот лес сменился с сосново-мхового на смешанный и тут же появились следы боя – сначала редкие гильзы гансов от мазера и МПхи, потом и наши и тут мы поднялись на холм, через который вела дорога и обнаружили несколько стрелковых ячеек изготовившихся к атаке гансов рядом с одной из них куча гильзача МГ, у других просто мазеровские и пошли всякие мелкие предметы амуниции, зацепы и прочий шмурдяк. Из одного окопа побежал автоматчик, опустошая рожок МП40 на бегу и на бруствере, к которому привела нас дорожка гильз МП у Ворошителя зазвонил прибор. Здесь ганс обронил столовый ножик – ай какая приятная птичка там на ручке. Нож в таком идеальном состоянии, что пока не засияла птица и надпись Rostfrei Solingen, Ворошителя одолевали мысли о том, что его обронили грибники.

  Дальше попался мне на глубинник пламегаситель от дегтяря антуражно простреленный пулей непрошенных гостей. Вокруг начал бегать Фанат и шептать с горящими глазами: «Звони, звони тут». Но, к сожалению, ничего кроме россыпей гильз и осколков не попадалось на площадке. Мда не каждый день попадаются пулеметчики возле лесных дорог. Рядом еще был найден ящик от лент к МГ. Лес перпендикулярно дороге расчерчен линиями траншей, которые, кажется, сошли с ума – наш хлам вперемежку с гансовским, а между позициями ячейки-одиночки и траншеи нашего покроя идут в 30-40 метрах от гансовских траншей.

  После прочесывания части позиций все утомились и решили перекусить – вышли к поляне что осталась на месте лесной деревни и смастерили кострище, в тоже время часть бойцов нашла несколько родников, что питают вкуснейшей водой болото. На той воде чай вышел напитком богов.

  После перекуса мы опять накинулись на позиции и с каждым часом все яростнее и яростнее их прочесывали – размолотые на части баки из противогазов, наши противогазы, половинка машинки для стрижки волос, крупнокалиберные чемоданы, куски наших касок, летучки, диск от дегтяря в сохране, и, как финальный аккорд, вынос песчаного блина 2 на 2 метра, дно которого было усеяно нашими и гансовскими маслятами. Вопросов появилось новых очень много, но старые частично угомонились в душе. Как все-таки происходил здесь бой было совсем не ясно – нужно обрабатывать это место дальше, что есть гут!

  Пришло время возвращаться в лагерь. Следующий день пророчил нам дорогу к машинам через лес. Поплутав среди стариц, мы набрели на проторенные в ЖПС тропы, и вышли к палаткам. Утром мы проснулись пораньше, чтобы копануть по пути и выехать засветло. Путь наш лежал на этот раз сначала по нескольким старым дорогам, к тому же мы должны были передать найденных нами два года назад двоих бойцов красным, у которых вахта памяти уже была в самом разгаре. Планировали срезать путь лесом, а вышли одной из дотоле нам неизвестной дорогой к развилке у которой был блин и несколько траншей. Я устало закурил, объявив привал, а остальные ломанулись с энтузиазмом прозванивать позиции. Акашник и Фишер собирали гильзач и прочий шмурдяк. Подняли диск от дегтяря в каку сгнивший. Меня стали зазывать зычными голосами – иди прозвони глубинником блин. Я позвонил и обнаружил устойчивый звон на глубине около 2,5 штыков лопаты в углу дальнем от входа – вроде не печка. Фанат кинулся с фискарем в атаку, а я пошел вокруг блина позвонить, т.к. основной хабар у меня всегда прет вне позиций и тут звон который заглушает все насвете – это на глубинник попалось что-то алюминиевое – все с напряженными взглядами посмотрели на меня, а я уже расчехлял саперку и снимал дерн. И вот когда я достаю её из земли мне уже не верится и переворачивая её я удостоверяюсь, что это она с орлом и пауком мисс «GOT MITT UNS». Дальше радость, крики недоумение отошедших на дальний рубеж товарищей и через пять минут прочесывается каждый клочок вокруг дотошными сталкерами. В блине тем временем Фанат вынимает с пола насыпного блина гнилую СШ-40. Блин забивается на ЖПС; после перекура все собираются и, пружиня шаг под тяжесть рюкзаков, прут напрямую через лес.

  Вышли к машинам мы уже на закате, который залил вырубленную полосу под ЛЭП. Череп с Левшой отправились лесом по дороге за останками павших воинов русских, а я пока договаривался с красными по мобиле, где мы оставим времянку, ибо пересечься уже у нас не получалось, а переть на машинах с мослами в канун 9 мая нам не улыбалось.

  На месте, где мы договорились встречаться с Черепом и Левшой мы обнаружили лагерь красных Брянских поисковиков, которые нам сказали, что они вынули из нашей старой времянки двух наших бойцов и они у них уже в Брянске готовы к захоронению на День Победы. Побалагурив с ними за хабаръ, мы встретили подтвердивших информацию наших ребят и сев в колесницы поехали обратно в смрадно-зловонную бетонную обитель.

  

Hummer

© 2008 Дорога под землю