Ищем там, где не ищет никто.

Отчеты

2005: Солдат и машина времени

  Только мы скинули прокопченные одежды после сталкерского забега по Северной Карелии, как нас через 2 дня снова кинуло в леса Подмосковья с Черепом. Узнав о моем предстоящем походе, мой дед попросился с нами. Нашей радости не было предела: ветеран-окопник хочет попасть в места той страшной мясорубки, через которую он прошел. Мы упаковались в нашу машину времени – Волгу-вездеполз и полетела картинка бетонных джунглей Москвы мимо нас, потом сменилась карикатурами модных котеджных поселков и вскоре мы увидели долгожданную картину русских деревень. Когда-то они органично вписывались в лоно природы, а теперь стоят, покосившись, и всем своим видом говорят с укором: «Глупцы! Что же вы в бетон закутались, да на головы друг другу понаседали?

  Думаете «Активиа» от «Данон» вам заменит молоко парное? Или душ с химикатами заменит русскую баньку?». Постепенно мы прибыли к вечеру на место и закамуфлировав машину тентом в лесу, приступили к установке лагеря и рекогносцировке местности. Дед сразу же попросил показать на карте, что и как было. Пока готовилась еда, мы с Черепом решили в сумерках позвонить около сытных блинов вблизи. Первое, что попалось – это наша лопатка и куча осколков. Дед с интересом наблюдал за работой приборов. Его поразило, то, как сохранились через много лет позиции и блины. Вечером уже в потемках мы набрели на один очень многообещающий блиндаж. На входе было навалено мазеровского гильзача и маслят, скобы и прочее. Но, убрав весь мусор войны, мы с удивлением обнаружили устойчивый звон на входе. Решили оставить на завтрак.

  Вечером у костра слушали рассказы Деда о войне и ситуациях, в которых не просто сделать выбор и, о которых по сей день, его терзают сомнения о правильности решений в те тяжелые мгновения.

  Утром, после приема пищи, отправились добивать вход блиндажа. Дед сел на бруствере и задумчиво следил за нашими телодвижениями. Через 10 минут мы уже вдвоем махали фискарями и ушли на глубину всей лопаты! Это означало, что предмет лежит на полу. Я думал, что это, скорее всего, очередная дверная скоба. В итоге лопата наконец скрежетнула по металлу.… Есть – контакт с тем временем установлен! Сунув руку в подмосковную рыжую глину, я нащупал закраину каски М40. Работать стало веселее – комары исчезли, потому, как нервная система была поглощена предстоящим моментом подъема хабара! Вынув котел, я первым делом вынул липкую как кисель глину из нее – головы хозяина не было. Потом, зачистив декальные места, я обнаружил, что каска была раннего покраса – на ней было две декали. С одной стороны гордо глядел орел, а с другой выцветший триколор. Кламмера были медные, а обод подшлемника алюминиевый. Дед, увидев каску, очень обрадовался, прямо не меньше нашего и сказал: «Ну надо же! Столько лет прошло, а они еще здесь! Где-то ведь он лежит, бес ему в ребро».

  После этого мы решили пойти на дальнюю блинную поляну. Она находилась у старой немецкой дороги. Там у одного блина валялись россыпью восьмедисятые летучки и ящики от них, а у другого опять же во входе мы, начав, копать дошли до некого прутка, затем появилась курковая скоба. Это был первый ствол, который нашел наш отряд за все время – видимо мы просто их не искали. Что ж – пред нами предстала СВТ-38, что ещё первого выпуска. Без затвора и с разорванной и перекрученной коробкой. Сохран в Подмосковье никакой, потому сгнило в ней все напрочь. Мушка рассыпалась в руках. Бросив её у дерева, мы сфотографировали её лишь зимой, потому как фотоаппарат я забыл дома.

  В пулеметном окопе я нашел алюминиевый колышек от гансовской палатки 39 года выпуска. Земля еще звенела мелким алюминиевым шмурдяком, но на немецкой карте был обозначен штаб, и очень хотелось его найти. Просто ради интереса!

  Придя в лагерь, мы с Черепом спланировали поход в штаб на следующий день и предались наслаждению, набивая хобота, слушать рассказы старого солдата о войне. Дед остался в лагере, а мы, набрав воды в деревне, пошли в далекий поход по немецкой карте. Через 2 часа мы прошли весь лес насквозь. Штаба так и не обнаружили – без ЖПС такие затеи дело везения. У поля собирался дождь и мы решили его переждать под елкой. Но тут начался такой ливень, да ещё и с крупным градом, мы стояли под елкой и чувствовали, как промокаем до нитки. Потом молния ударила в рядом стоящую гнилую березу и та с грохотом под раскаты грома рухнула около нас – это вызвало у нас приступ смеха. Картина была инфернальной. Решили потихоньку ломиться лесом до лагеря. Через некоторое время компас начал показывать бред, и мы пробежали лесом по нескольким болотам…. В итоге дали кругаля и вышли к той же опушке, после чего дождь кончился и мы пошли через деревни по дорогам. Видимо лесу мы уже наскучили, и он решил нами поиграться. Мы поняли это и решили оставить его в покое.

  На обратной дороге мимо нас проехал на велосипеде пацан и, обернувшись вдогонку прокричал: «Черные копатели – полные отстойники». Нас это сильно позабавило. Пора было возвращаться в бетонные джунгли. Дед всю дорогу смотрел вдаль постепенно проясняющегося неба, и молчал – нехотя он покидал места вызывающие воспоминания об его, опасной, горькой, но все же молодости.

  

Hummer

© 2008 Дорога под землю