Ищем там, где не ищет никто.

Отчеты

2005: Чёрный верх

  Впереди были одни выходные перед поездкой в северную Карелию. Я завершал дела на работе перед отпуском. Русс устроился работать в магазин сети «Сплав» и первую неделю изучал ассортимент, показывая нам, то что можно было бы взять с собой в Карелию. К концу недели я окончательно озверел от города и понял, что если не поеду на выходные в лес, то мне хана.

  Быстро обзвонил бойцов, и собралась команда из 4 человек: Я (Хаммер), Русс, Фанат и Череп, а в субботу обещался приехать Крот с товарищем. Решили, наконец, прощупать то место, о котором с горящими глазами заливал год назад местный егерь – Чёрный верх. Бросив все свои дела на работе в пятницу, я послал фиктивного начальника в соответствующие места и собрал у боевой машины отряда Волги всех парней. Шёл ливень. Погрузились в машину и отчалили, долгая дорога вывела нас из города. За Наро-Фоминском небо расступилось, и горячие летние солнечные лучи прогрели воздух.

  Город отпустил. Казалось, он умышленно старался посеять смятенье в наши души и пугал непогодой. Но русские не сдаются! Хе-хе… Дорога ведёт к нашим местам всё время под горку – в расступающиеся лесные чащи, покрывающие холмистый окружающий ландшафт – и кажется, что за очередным склоном дорога уйдёт под землю, где и раскроется настоящая история.

  Приехали, как водится затемно к полуночи. Баба Катя нас встретила добродушно и гостеприимно. Она выдала перед сном свежего деревенского молока. Мы улеглись на полу в комнате, после чего сразу же вырубились – подъём в 7 утра. Поели картохи с тушняком и, собравшись, ломанулись до Чёрного верха. До пункта назначения 10 км пересечёнки.

  Ручьи от дождей сильно поднялись, потому пришлось их перепрыгивать и брать вброд, кое-где переходить по поваленным деревьям. Дорога в лесу завалена рубленым подлеском, идти по ней можно только методом бега с 20 кг рюкзаком, высоко поднимая ноги, местами вообще обходить лесом по краям многочисленных оврагов и пересохших стариц. Только мы дошли до места, которое прозвали местные Чёрным верхом, так сразу же зарядила морось июньского дождика. Довольно быстро он перешёл в сплошной ливень. Это место в будущем не раз проявляло аномальную сущность.

  Опишем же это место – частоколом стоящие в нижнем ярусе леса лиственные деревца с чёрными стволами, липы с толстыми черными стволами в среднем ярусе и высоченный мохнатые ели в верхнем, создают иллюзию посещения храма. Огромные закрытые пространства и сумеречная обстановка, сырость леса от множества умирающих стариц реки. Земля испещрена немецкими и русскими траншеями. С лета 42 года наши части до лета 43 года вели здесь «бои местного значения» - на самом деле яростные сражения за каждый метр русской земли в этом невесёлом лесу. Немецкая оборона в этом месте много раз была обескровлена, что предотвращало возможность сосредоточения войск на основных направлениях намечаемого прорыва, но основных целей – прорыва обороны противника – не было достигнуто.

  Рюкзаки были скинуты под елью и начался прозвон траншей. Вскоре было ясно, что с одной стороны дороги нащупывается место прорыва нашими бойцами первой линии обороны, но вторая линия получалось, находилась за старицей, которая представляла собой глубокий, шириной до 20 метров ров с водой и илистым дном. Ситуация характерная – первая линия усеяна моськиными гильзами и маслятами, осколками и миномётными хвостовиками обоих сторон. Рваная немецкая колючка.… Почти ни одной немецкой гильзы, да и вообще хлама нет.

  Определившись, где искать место боя, мы заметили, что ливень стал просто сплошным и все промокли: от 4 часов под ливнем не спасло ни что. Бойцы взмолили о разбитии лагеря – в глазах читалось крайнее остервенение. Выбрали ёлку попушистее и под ней поставили палатку. Над кострищем соорудили навес из еловых лап. Но и крона ели тоде пропускала изрядное количество воды, хотя это в сравнение не шло с тем, что было на воле. Пришлось сушиться каждые 2 часа, потому как за это время всё промокало до трусов. После обеда мы с Черепом пошли в деревню за Кротом. А Русс с Фанатом продолжили поиски места боя или приличного блиндажика на ночь.

  Отмахав 10 км в обратку, мы с Черепом не увидели машины Крота на дороге и у дома бабы Кати. Тогда мы пошли на огромную гору графия, где и высматривали под ветром и дождём в течение 2 часов Крота. Когда начался жуткий ливень, мы, обложив товарища известными словами, попёрли обратно. Спускаясь с горки, я глянул вбок и охренел! Такое ощущение, что волна огромного цунами надвигается на нас с холма, закручиваясь в барашек. Это была основная волна ливня. Мы с Черепом забежали в заброшенный коровник и пережидали ливень 1,5 часа, наблюдая как стихия вымывает муравейник с всем его скарбом из земли.

  К чести Крота надо сказать, что он приехал в назначенный срок, но машину поставил на задний двор, потому её не было видно, и мы разминулись. Вернувшись под вечер мы встретили в лагере вернувшихся с копа сталкеров, которые нашли место боя метрах в 300 от нашего лагеря. Наткнулись на позиции наших бойцов, что проходили в 50 метрах от передовой гансов. Обильный гильзач, искорёженные куски техники, штык от моськи и прочие атрибуты передовухи. Было ясно, что завтра надо искать там.

  Долго сушились после ужина, и когда полезли в палатку, обнаружили, что Фанат коврик не взял, а Руссовский коврик уже занят задницей Фаната. Пришлось Руссу спать на собранных со всех дождевиках, но дела это не меняло, т.к. спальники были уже сырые.

  Утром опять моросил дождь - промокло всё снова, но хорошо имеет в загашнике сухой и тёплый норвежский шерстяной свитер. После просушки и завтрака попёрли до места боя, звеня приборами. Русс с Фанатом попёрли вдоль наших позиций, а мы с Черепом пошли через дорогу в тёмный и просторный хвойный лес, из которого на нас смотрели пустые глазницы треугольных немецких пулемётных ячеек. За практически пустыми ячейками боевого охранения мы увидели логичную картину – длинные вереницы траншей с ходами сообщений и насыпными дзотами. В передовых пулемётных ячейках были кучи МГшного гильзача, а в стрелковых ячейках почти не было гильзача – пулемёты прикрывали отступление, это подтвердил и гильзач, уходящий дорожкой ко второй линии траншей. Видно было как пулемётчик, отбегая на 10-15 метров ложился отстреливал ленту и отходил дальше.

  Но вдруг все оборвалось…. Либо он где-то рядом, либо он дал чёсу. И плотность осколков от мин сильно увеличилась для второй линии обороны. Это означает, что гансы покинули без особого сопротивления вторую линию обороны и перешли на другой участок. Так и оказалось: на протяжении ста метров местности, в которой извиваются траншеи, ни одной гильзочки гансов, зато стандартный набор нашего парня – куча оброненных патронов от моськи, рубашка от РГДхи, какие-то гвозди и гильзач дегтяря – кучками. Но наш гильзач получается с фланга! Занчит надо проведать фланг…

  А на фланге нас ждал обыкновенный беспорядок гансовского отступления – не вскрытые консервы, брошенные тюбики от обморожения, брошенные сгнившие ящики из под мин, сами летучки, и вот что-то ещё звенит… Я пошёл названивать дальше, а Череп принялся откапывать очередной предмет и тут яростный крик. Я, по правде сказать, немного подналожил в штаны :) Смотрю, а Череп бежит на меня и двумя руками несёт штык К98.

  А где там наша вторая группа сталкеров? Аааа… Вот они где – лазиют по тем же траншам, что и мы 30 минут назад. Подходим к Руссу и показываем ему хламец, а он выдаёт свою теперь уже стандартную фразу: УБЕРИТЕ ЕГО ОТ МЕНЯ, не показывайте мне ЕГО!!!

  День заканчивался, а ещё 10 километров пёхом через 3 брода, которые ещё больше разлились. К машине уже пришли с полными сапогами воды. Но вот, что интересно, как только вышли из леса Чёрного верха, дождь кончился, да засветило солнце.

  

Hummer

© 2008 Дорога под землю