Ищем там, где не ищет никто.

Русс

  Интерес к старинным вещам и раскопкам у меня появился с раннего детства. Я как зачарованный слушал рассказы бабушки о её молодости (которая проходила ещё при Царе, в годы первой мировой и гражданской войны), с любопытством рылся в старинных сундуках, доставшихся от предков, а самым интересным местом для меня в детстве (как и сейчас) всегда были старые чердаки, погреба. Никогда не мог по пути на реку от бабушкиного дома в г. Никополь пройти просто так мимо огромных купеческих дверей в погреб, закатанных в асфальт, чтобы не подёргать за замечательные кованые ручки в виде пасти львов. Меня тянуло в те места, где раньше кипела жизнь, но теперь всё преданно забвению, заброшено и забыто. Мне хотелось что-то найти там, стереть толстый слой пыли и как бы принять эстафету от того человека, кому принадлежала эта вещь, таким образом приобщиться к великому прошлому нашей страны и самое главное ФИЗИЧЕСКИ ощутить историю! Это ощущение, возможно, самая важная причина того, почему я занимаюсь раскопками. Когда я держу в руках предмет, поднятый из раскопа, то от него по кончикам пальцев и дальше распространяется еле заметная легкая дрожь, моё воображение рисует различные картины того, что могло происходить в данном месте давным-давно, какие были те люди… я осознаю, что то великое или неизвестное историческое действо происходило не где-то далеко на страницах книг, величественное и неприступное для простых смертных, а именно вот здесь и именно так как я это вижу сейчас. Трудно передать словами, но это наивысшее удовольствие от проделанной тяжёлой и кропотливой работы. Тот, кто испытывал нечто подобное, сможет понять меня.

  Шло время, интерес к истории не ослабевал. Когда я путешествовал по нашей великой стране, попадал в какой-то город или деревню, я пытался узнать какие-либо старые легенды, о существовании запретных мест, куда все боятся ходить или ходить запрещено. Именно туда-то меня и тянуло. Постепенно я понял, что искать одному очень старые вещи хоть и интересно, но достаточно непросто. А период великой отечественной гораздо ближе к нам по времени и вещей, естественно, с той поры сохранилось в земле гораздо больше, а следы боев постоянно попадались мне в местах отдыха (московская и ленинградская обл.). Так, в то время пока мои товарищи продолжали заниматься обыденными делами и придаваться отдыху, я как подорванный мотался по лесу, с штыковой лопатой без прибора и даже без щупа (хотя вскоре додумался его смастерить), приводя местных грибников в замешательство. Большей частью попадался лишь бытовой мусор. Но какого же было моё счастье, когда я нашёл свою первую гильзу от трёхлинейки!!! Вот оно! Здесь была война… Дальше яму я разрывал уже руками, совершенно забыв про лопату…

  Постепенно образовался коллектив людей, которым по тем или иным причинам также интересно заниматься раскопками или просто ходить в походы по историческим местам, «но всех этих людей объединила Война». Все мы не любим современную суматошную жизнь с её идиотскими правилами и порядками. Мы не хотим быть как все. Но и понимаем, что изменить того направления куда всё катиться (поколение Beavisов и Buttheadов) не можем. Уходя в лес, мы попадаем в другой мир, где у края Долины живут нормальные русские люди, с которыми приятно просто поговорить. Здесь нет отупляющего влияния Запада и безумного ритма города. В лесу я чувствую себя человеком. Вообще наша природа, по сути, определила характер русской нации, и правило Тайга - закон, медведь – хозяин делает из индивидуума достойного человека. Здесь совсем другие ценности и понятия чем в городе. Ну ладно не буду вдаваться в философию… : )

  В своих походах мы ищем следы великой войны, в которую воевали наши деды, мы ищем останки погибших солдат. Да, конечно мы забираем из раскопа интересные нам вещи (так делают и красные, несмотря на то, что попрекают этим всех остальных), но не бросаем кости. Мы выносим захоронение на видное место и ставим крест по возможности с табличкой. Всё это делается для того, чтобы люди помнили…

© 2008 Дорога под землю